вторник, 3 мая 2016 г.

Дайджест онлайн-дискуссии на КУ "Кавказские страсти по "Мисс Россия -2016"

Наима Нефляшева
Северный Кавказ сквозь столетия

29  апреля на КУ прошла очередная онлайн-дискуссия. Подробности читайте в моем предыдущем посте. 
Образ кавказских женщин в европейских исторических источниках
«Говоря о кавказских традициях, об отношениях между мужчинами и женщинами, об отношении к телу (женскому и мужскому) на Кавказе, от чего мы отталкиваемся? – начала дискуссию Л. Жигунова. - Что является для нас исходной точкой, от которой мы пытаемся воссоздать национальную идентичность? Не отталкиваемся ли мы от навязанных извне (западным, российским, и исламским дискурсом) гендерных конструкций, категорий, стереотипов?» 
Жигунова отметила, что « в своих очерках западные путешественники часто упоминали женщин, навязывая свои представления о красоте, о расе, о женском теле. Т.е. весь этот дискурс белизны, маленьких ножек и томных глазок, которые так ценились в гаремах и являлись предметом фантазий европейцев, был частью ориенталистского дискурса и преследовал свои идеологические цели, которые всем предстоит понять, чтобы развенчать эти мифы. Затем Кавказ подвергся влиянию таких империй как Османская и Российская, которые отличались от западных империй и имитировали их дискурсы, и в которых созданные Западом конструкции и знания о нас подверглись дальнейшим преломлениям и искажениям».
На черкесском материале она привела примеры того, как искусственно создавался дискурс  гендера и расы и как телу (женщины) уделялось чрезмерное внимание, в данном случае европейскими путешественниками.
«Местная традиционная культура и ее отношение к телу и к гендеру, - рассказала Жигунова, -  отличалась от западной, в центре которой стояло тело и строгая дихотомия, основанная на гендере – женщина/мужчина. При этом женщина всегда была в подчиненном положении, ее поведение, ее тело, ее мир контролировался мужчинами. Тогда как в традиционной культуре черкесов эти категории были более гибкими и были основаны на других принципах, например, имел значение  социальный статус или старшинство, и были независимы от гендера (даже сейчас отпечаток этих внегендерных традиций сохранился в почитании старших, мудрых женщин)».
Конкурс красоты для девушек Кавказа: за или против?
Гузеева напомнила участникам дискуссии, что «конкурс красоты, это особый вид шоу - бизнеса, с собственными законами и правилами».  По ее мнению, «любая участница конкурса может должным образом распорядиться своей минутой славы в пользу своего региона, вуза, города, в котором она живет. Все же помнят, что именно участницы конкурсов красоты становятся послами мира, доброты, красоты, становятся лицами благотворительных акций и социальными лидерами». Гузеева считает, что «в конкурсах красоты кавказским красавицам необходимо участвовать, это один из методов популяризации «Кавказики», Это дало возможность многим услышать о традициях Кавказа, которым противоречит дефиле в купальниках».
Магомедов высказался против проведения конкурсов красоты самих по себе, но считает, что только девушка может решать, реализоваться ли ей через участие в конкурсе :  «Мое отношение к различным конкурсам красоты скорее негативное. Женщину оценивают по внешности, как товар. И эти конкурсы учат других девушек, что достигнешь успеха в жизни, если станешь такой же. Но признаю право девушек реализовываться так, как они хотят. И осуждать желание девушек участвовать в подобных конкурсах -  это точно не мое (и не ваше) дело».
«Никто из нас не несет ответственность за свою республику только одним фактом рождения или же проживания в ней. Что касается данного конкурса красоты, там девушки представляли не регион, а сами себя»,  - продолжил Магомедов.
По мнению Тотрова, в ходе подготовки конкурса была разыграна традиционная националистическая карта.  «Не в меру пассионарные воины виртуальных пространств возводят стену между традиционным и «западным» обществами. Они априори представляют систему ценностей последнего ущербной, аморальной и вырожденческой, чтобы возвеличить свою собственную».  Как считает политолог, это «очередная попытка разделения кавказского социума на аутентичных «своих» и ренегатов-«чужих».  Тотров назвал эту тенденцию симптоматичной, «поскольку это уже не первый в этом году коммуникационный раскол, подогреваемый ситуационными лидерами общественного мнения с обеих сторон». «Отчаянные попытки превратить XXI  век в условный  XVIII век не закончатся ничем, кроме торжества мракобесия и тотальной культурной изоляции», - заключил Тотров.  
Жигунова, комментируя аргумент противников конкурса, что данное шоу или участие в нем кавказких девушек (которые демонстрируют свое тело) не вяжется с традиционной культурой и приведет (потенциально) к подрыву традиционных ценностей и основы национальной,  подчеркнула, что «здесь присутствует элемент ханжества, потому что известно, что многие нерелигиозные женщины/девушки на Кавказе не закрывают тело, и в летнее время и даже в зимнее можно увидеть и мини, и глубокое декольте, и открытый пупок».
Муслимова заняла не столь категоричную позицию. По ее мнению, девушки  могут принять участие в конкурсе, «если хотят и если их семья не возражает, но тогда они должны быть готовы к неоднозначной оценке их решения в кавказском сообществе».
«Я затрудняюсь дать точный ответ, нужно ли это участие. Но точно знаю: если девушки решили пойти на такой довольно смелый шаг, нельзя подвергать их остракизму, это их право. Наше общество неоднородно, много объективных факторов, обусловивших промежуточное ментальное состояние людей: межнациональные браки, рождение и воспитание в другой среде и т.д., поэтому нельзя требовать от всех одного типа поведения», - отметила Муслимова.
 «Если говорить о верности кавказским традициям- то разве это единственная традиция, которую мы нарушили и нарушаем? На фоне стольких преступлений наших земляков и падения нравов самих кавказских мужчин, допустивших мерзости коррупции, воровства, лизоблюдства и др. возмущение участием наших девушек в конкурсах красоты не более чем фарисейство", - заключила Муслимова. 
По мнению Б. Шахмирза, «в глобальном мире странно изолироваться и бояться контакта с другими культурами. Подобная изоляция порождает ничем не обоснованное чувство превосходства себя над теми, кто говорит на других языках . Это приводит к насилию, к серьезному откату в Средневековье, где все решалось силой, где честь рода/народа ставились выше жизни отдельных людей, в частности, женщин, которые по каким-то причинам не соответствовали "стандартам качества". 
«Девушки, особенно кавказские, давно привыкли чувствовать себя товаром. Их оценивают по тому, как они выглядят, по наличию девственности, по тому, как вежливо они разговаривают со старшими и как хорошо убирают дом», - отметила Шахмирза.
Кусова высказалась против участия девушек в дефиле в купальниках: «Хочу спросить отцов кавказских, хотят они видеть своих дочерей в трусах на публике? Хотят ли братья своих сестер, чтобы они  демонстрировали себя публике в таком виде, хотят ли мужья демонстрировать прелести своих жен? Давайте уже не фарисействовать, тогда объявим себя не Кавказом с гордыми мужчинами и скромными женщинами, а какой-то другой территорией. Это не хорошо и не плохо, это нормы нашего национального существования в истории, и когда они закончатся, закончимся и мы, и нет в этом никакого фарисейства».
Чотчаева высказалась против конкурса с федиле в купальниках: «Я не разрешу своей близкой родственнице представлять мою семью подобным образом. Своей фамилией она будет представлять мою семью, мой род. Заявившись от народа и региона, эти девочки выходят из сферы порицания/одобрения своей семьи. И каждый представитель народа может высказать свое порицание/одобрение, может выступать категорически против или быть «за». Я порицаю подобное представительство и категорически против него».  
«Быть в этом бизнесе нашим красавицам или нет – их личное дело и дело их семей, пока они не начинают представлять регион или народ», - заключила Чотчаева.
Джиоева- Лобанова обратила внимание участников дискуссии на то, что «скандал был активно инициирован в Сети и раздут именно оттуда. Все участники и их близкие знали, на что они идут. А вот то, что потом случилось в Сети - обсуждения, неодобрение, условные запреты - это созданная аура вокруг этого конкурса. И, кстати,  играющая на руку самой популярности этого конкурса». 
Джиоева считает, что в рекламной кампании конкурса была разыграна "карта Северного Кавказа".  «Ведь еще на самом начале участия этих девушек были сообщения - впервые! девушки с СК!  А дальше - как часто бывает - история перестала быть управляемой».  
«Главное,  как именно девушки преподносят себя и как ведут, - прокомментировала Джиоева тему участия девушек Кавказа в шоу «Мисс Россия». - Если благодаря их поведению, их рассказу о родном крае, миллионы узнали что-то новое - разве это плохо? Будем откровенны - во многом у Северного Кава в глазах россиян не самый лучший пиар. И почему бы не использовать такую возможность?»
Тес отметил, что «любая индустрия - это большое поле конкуренции крупных капиталов. И, как следствие, культурные центры в погоне за "рынком" уничтожают и девальвируют конкурирующую культуру и альтернативные ценности.  Транслируется некий образ успешности и красоты. Идет стандартизация ценностей. Любая доминантная индустрия красоты  будет уничтожать альтернативную систему красоты».
Что на самом деле стоит за дебатами о кавказских красавицах на конкурсе?
Тотров считает, что дебаты продемонстрировали, что «сталкиваются не просто два полярных мнения, а  две субкультуры  внутри одной культуры. И это уже благодатная почва для конфликта». «Апологеты мнения «разрешить участие в конкурсе» близки к условной «западной культуре»: частное превалирует над коллективным, личные интересы первичны, риск  приемлем, отношение к инакомыслию совершенно спокойное, характерно уважение к личности и социальное равноправие безотносительно чинов и званий.
Сторонников «запретительной» идеи я отношу к «традиционной культуре»: осознание себя как часть группы («мы, а не я»), безусловное поддержание норм и правил, тяготение к групповым целям, почитание устоявшихся взаимоотношений, склонность к внутригрупповому согласию вне зависимости от личной точки зрения».
Трагедийность ситуации Тотров видит в том, что « раскол происходит не просто между двумя совершенно разными культурными группами, а внутри одной!»
Шахмирза считает, «что на женщин повесили так много, что дальше некуда. Они по всем параметрам должны быть чисты, непорочны, не давать повод для слухов, не вызывать желания у мужчин и дальше по списку».
«Девушка в любой ситуации остается одна и без какой-либо защиты. Сколько было случаев, когда девушек насиловали их же знакомые парни/одноклассники/однокурсники, снимали видео и потом требовали за это денег или банально рассылали в соцсетях? И почему-то всегда виновата девушка. Не насильник. Старший брат  избивает опять же сестру, а не тех, кто сделал ей плохо. Почему-то вот это понятие чести становится важнее человека - до сих пор есть случаи, когда девушку убивает ее же семья. Нельзя уже закрывать глаза на очевидное, делать вид, что этого нет, и пытаться восстанавливать правила Х века». 
Бадова напомнила, что раньше в городских и республиканских конкурсах КБР красоты был выход в купальниках. Но  его отменили. Отношения людей к конкурсу всегда оно было неоднозначным, но такой массовой истерии никогда не было».
Тличежева добавила,  «что  конкурсы на Кавказе  проходят без  выхода в купальниках,  это заменяется выходом в коктельных нарядах и творческим номером, представлением своего края».  
Что делать, или как заменить штамп «стреляющая свадьба» на штамп «республики красивых девушек»?
Тотров считает, что  о полноценном примирении сторон речи нет и не будет. даже самые искусные мастера-медиаторы не способны по мановению волшебной палочки изменить систему ценностей в людских головах. Остается искать компромисс».
«Организаторы конкурса могут выйти из положения, предъявив общественности отказ от дефиле в купальниках в знак уважения к традициям некоторых участниц и, таким образом, обеспечение равных условий морального комфорта не только для всех девушек, но и для зрителей.
 «Времена меняются и культурный код, хотя и остается неизменным, обязательно должен модернизироваться. Иначе он рискует сгинуть в пучине собственной обособленности».
Джиоева: «Такие конкурсы и такие участницы лишний раз привлекают внимание к своим республикам. Их поведение, ответы и манеры могут в чем-то "открыть" для россиян то, что они не знают про Северный Кавказ.  Если  поведение девушек будет достойным, то ни окружение, ни духовенство не сможет ничего сказать против. Что плохого в такой "рекламе" региона? Что плохого, если штамп "стреляющая свадьба" заменят на "республика красивых девушек"?»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Черкесия
Мир
Кавказ Россия
Диаспора
Статьи
Репатриация
Черкесский Вопрос
Туризм Спорт
Хабзэ
Экология